Архив рубрики: Сад

Где посадки, я вас спрашиваю!?

Вот я бы их всех пересажала…Но у меня нет больше сил!
Сами посмотрите — чеснок и лук, помидоры с перцами, баклажаны с огурцами, редиска с дайконом, зелень всякая, чего только нет; nетрушка, кинза, укроп, салаты, даже руккола. Но все эти посадки были пару недель назад, а сейчас зацвел сад. Зацвел весь одновременно; груши, вишни, яблони, кусты спиреи и сирени, распустились весенние цветы, аромат стоит такой, что пчелы налету замертво падают от амброзии.

Чай, или Чашки-2

У нас на работе многие подписывают свои чашки или кружки фломастером. Типа — мое, ну, или фамилию пишут. Это чтобы в общей куче чашку не заиграли. Ну, положим, чашки-то все разные, поэтому когда берешь чужую, то сразу ясно. Другое дело — калькулятор, вот на нем точно надо фамилию писать, иначе фиг отличишь, поэтому у нас все калькуляторы на работе подписаны.
Дома ситуация похожая, чашки кажутся одинаковые, и вечером мама гневно кричит: «Кто взял мою чашку?» Кто, кто, я! Мне ее чашка тоже нравится.Хотя, таким количеством каждодневной посуды, как у меня, вряд ли кто может похвастаться. У меня есть и маленькие кофейные, и прозрачные китайские с гейшами на просвет, и простые глиняные средние, и огромные, как ковшики, и любимые — с маками, и синие из чайного сервиза . Вообщем, каких только нет.
А нет только одной — моей собственной чашки. Дожила, вообщем. И выяснилось это только тогда, когда raechka_sav бъявила о флешмобе про«Чашки-2». Вот тут я и сделала это печальное открытие.

Сирень

Сейчас, высунувшись из своего окна, я могу видеть очертания мутного солнца, встающего над дымным городом, крыши бетонных домов, бензоколонку, горы мусора и стройку мгазина, вокруг которого . трудолюбивые рабочие с самого раннего утра роют канаву.
А еще вчера  я пекла хлеб, жарила на открытом огне курицу
и нюхала сирень. Хорошо, что есть фотоаппарат. Он, хоть и не передает запах, но возвращает меня в те счастливые мгновения.
Курицу покажу потом, а пока сирень. Тем более, что цвести ей осталось всего несколько дней.

Читать далее Сирень

Яблочный пирог со штрейзелем

Прежде чем построить дом мы посадили сад. Купили в питомнике под Рузой «районированные» сорта саженцев яблонь — четыре антоновки, два белых налива, две мельбы, одну уэлси, одну китайку и посадили. Саженцы были маленькие, тоненькие, а зимы в нашем районе стояли суровые. За одну зиму замерзло сразу несколько яблонь, но вот каких? На следующий год вместо замерзших яблонь мы вновь купили и посадили антоновку. Каждый год мы любовались дружным цветением нашего сада, но яблок еще не было очень долго. И вот однажды летом на наших яблоньках появились первые завязи. Я ими очень гордилась, пересчитывала их поштучно, и мечтала — какими они будут осенью? Мне виделось, как захожу я зимой в подвал, а там, на полках с соленьями и соками благоухают желтые антовские яблоки.
Наступила осень, и плоды дружно начали краснеть. Стало понятно, что у нас выросло все, что угодно, кроме антоновки! А то, что выросло, совсем не пригодно для зимнего хранения.
Первый год яблок было не очень много.
— Это ничего, зато потом будет девать некуда!, — так мы утешали себя, и мечтали о будущих грандиозных урожаях.
Мы очень любили наш сад, ухаживали за ним, подкармливали деревья и белили стволы. Из соседнего села приезжала тетенька-агроном, которая формировала крону и подрезала ветки. В засушливое лето мы поливали по ведру под каждую яблоню. Но большого урожая так и не дождались. То заморозки, то засуха, то ураган, и каждый год плодожорка.

Это продолжается уже пятнадцать лет. Я смирилась, но до сих пор летом я обхожу сад, и на каждом дереве считаю завязи…